Макроэкономика

Денежная база не спасет рубль

Увидел на РБК статью под громким названием «Глазьев обвинил ЦБ в падении рубля», где приводится следующая прямая цитата академика, д.э.н. и помощника президента: «Имея валютных резервов больше, чем объем денежной базы, они отдали курсообразование на откуп финансовым спекулянтам, которые произвольно раскачивают рубль, получая гигантские сверхприбыли на дестабилизации макроэкономической ситуации при фактически попустительстве денежных властей».

Вообще этот аргумент почему-то довольно часто встречается в дискуссиях относительно денежно-кредитной политики. Если золотовалютные резервы центрального банка превышают денежную базу, то теоретически ЦБ может купить все имеющиеся рубли и продать валюту из своих резервов. Дескать, таким образом можно погасить любую панику на валютном рынке, но «нехороший» ЦБ не делает этого из злонамеренных соображений.

Почему это НЕ так?

Для начала разберемся, что такое вообще «денежная база». В российском определении она включает в себя следующие вещи:

• наличные деньги, которые находятся на руках (сейчас это около 9,8 трлн рублей)
• корсчета кредитных организаций в Банке России – те средства, которые банки держат в ЦБ для осуществления расчетов между собой (около 2 трлн рублей)
• обязательные резервы банков – доля от привлеченных депозитов, которые банки обязаны держать в ЦБ по закону (около 0,5 трлн рублей)
• депозиты банков в ЦБ и вложения банков в облигации Банка России – то есть это те средства, которые сами банки добровольно держат в ЦБ (сейчас это около 4 трлн рублей).

Итого получается, около 16,2 трлн рублей (по состоянию на 01.08.2018). По курсу 69 USD/RUB это около $234 млрд. Международные резервы ЦБ на ту же дату — $458 млрд. Эврика! Получается, что ЦБ может выкупить все деньги из карманов граждан у него еще останется $224 (458-234)?
Подумаем еще раз. Делаете вы ли себя для себя принципиальную разницу между наличными 100 рублями, которые находятся у вас в бумажнике и 100 рублями, которые находится на вашей банковской карте. Скорее всего, нет. Вы можете «превратить» одно в другое, дойдя до ближайшего банкомата. Но с точки зрения монетарных показателей 100 рублей в бумажнике – это «денежная база», 100 рублей на карте – это «денежная масса» (упрощенно можно считать, что «денежная масса» — это наличные + некоторые категории текущих счетов и депозитов). Размер денежной массы (агрегат М2) по текущему валютному курсу составляет около $700 млрд. Упс. Резервов уже не хватает.

Денежная база, денежная масса, золотовалютные резервы Банка России, янв 2002 — июль 2018

 

 

Мы даже не берем в расчет другие финансовые активы – те же ОФЗ, корпоративные облигации, акции – которые экономические агенты могут продать, получить рубли и конвертировать в доллары. Соотношение денежной базы и ЗВР характеризует только условную «мгновенную ликвидность», которую обеспечивают запасы ЦБ. Даже режим полной валютной привязки (т.н. currency board), полностью обеспеченный запасами твердой валюты, не гарантирует устойчивости валютного курса. Спросите об этом Аргентину 2000 года. Значительное превышение ЗВР над денежной базой не спасло и российский рубль ни в 2008, ни в 2014 годах, несмотря на то, что Банк России реализовывал разную валютную политику в эти периоды. По сути основным фактором, который обеспечивает фундаментальную устойчивость национальной валюты – это доверие к проводимой политике и перспективы самой экономики.